Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Аналитика

В саратовском Заволжье пропали тысячи краснокнижных сайгаков

В саратовском Заволжье пропали тысячи краснокнижных сайгаков
Фото vestikavkaza.ru
В этом году между фермерами левобережья Волги и экологами разгорались нешуточные диспуты о судьбе сайгака. Первые сравнивали стада четвероногих мигрантов из казахских степей с саранчой, не оставляющий в степи даже полыни. Вторые призывали усиленно защищать редких животных, которых итак бьют браконьеры. Черные охотники готовы отстреливать сайгака сотнями ради ценных в восточной медицине порошков, изготавливаемых из рогов «степной антилопы». На черном рынке в России и Казахстане килограмм стоит до $1000 долларов, а после успешного пересечения границы с поднебесной ценник взлетает в 10 раз.

В редакции SM-NEWS разбирались, куда из Заволжья подевались стада сайгаков сегодня? И грозит ли им поголовный отстрел, на пороге которого животные были в девяностые.

Сегодня встретить сайгака (так называемую антилопу степей) можно в России, Казахстане, Туркмении и Киргизии с Узбекистаном. В степях на левом берегу Волги в Саратовской, Волгоградской областей и в Калмыкии ежегодно обитают тысячи, а иногда и десятки тысяч голов диких животных.

Уникальный зверь из времен мамонтов

Перепутать сайгака с другим животным сложно. Они почти не изменились за последние десять тысяч лет, когда мигрировали по степям Евразии соприкасаясь ареалами шерстистых носорогов и мамонтов на севере. И их странный нос отчасти роднит их древними, сегодня уже вымершими гигантами. Нос сайгака с крупной горбинкой напоминает небольшой хоботок, он очень подвижен, выдаваясь заметно ниже губ. Эта мутация не случайная, а результат долгого приспособления к жизни в условиях континентального и даже резко континентального климата, степей и полупустынь как в нынешнем Заволжье, где летом температура на солнце может подниматься выше +50, а зимой падать ниже -40 градусов. Суровой зимой длинный нос помогает согреть воздух. Летом приспособление способно фильтровать его от степной пыли во время ветров и песчаных бурь. И конечно, такой нос помогает находить ценные ростки даже в скудной степи.

фото: mirinteresen.net

Три века назад сайгаки были одним из самых распространенных диких степных стадных животных. Встретить их можно было на доброй половине Азии и Европе от Китая до Тибета до Прикарпатья. Но к 20-м годам минувшего столетия усилиями охотников вид оказался на грани вымирания. Оставалось менее 20 тысяч голов. К середине столетия благодаря охране и полному запрету на отстрел, поголовье удалось увеличить в 100 раз – до нескольких миллионов голов в стадах. Второй раз за 20-й век сайгаки оказались в 90-е, когда неконтролируемая охота, а затем эпидемия инфекции – пастерелеза снова стала причиной падежа численности стада. Международный союз охраны дикой природы в начале 2000-х тогда отнес сайгака к числу видов, которые находятся в критическом состоянии – которым прямо грозит полное вымирание или истребление.

Рога на экспорт

А вскоре «антилопа степей» попала и в красную книгу России. В соседнем Казахстане добиться окончательного запрета на отстрел удалось заметно позже всего – два года назад. С этого момента стада мигрирующие между Казахстаном Россией формально защищены от истребления легальными охотниками. В нашей стране за отстрел грозит ответственность по статье 258.1 УК. В Казахстане преступника накажут по 339 статье национального уголовного кодекса.
Совместные меры дали свой результат. Численность мигрирующего поголовья возросла с 50 до более чем 130 тысяч голов.

фото: popgun.ru

Но даже уголовное наказание не всегда останавливает браконьеров. Наоборот в отдельных случаях именно браконьеры стали агрессивнее и изобретательнее. По официальной статистике Казахстана всего на второй год после запрета число преступлений возросло почти в два десятка раз. А двум инспекторам защита сайгака стоила жизни. Они были застрелены на службе.

После запрета на отстрел стоимость наиболее ценной части трофея – его рогов возросла до 1000 долларов. А на частных рынках Китая розничная цена доходит до 10 тысяч. Экстракт применяется для восстановления мужской силы. Поэтому и контрабандисты начали использовать сложные схемы для организации экспорта. Животных, убитых в прикаспийских районах Казахстана или на Юге Саратовской и Волгоградской областей везут на север, переправляя в районе Озинок и Уральска. А дальше на российских поездах поближе к границе с поднебесной. Выбирают такие маршруты не случайно, чтобы провести рога и порошки через те пограничные пункты, работники которых меньше наслышаны о запрещенной, но очень доходной статье незаконного промысла и экспорта.

Фермеры не станут на защиту антилоп степей

В минувшем году только в ходе одной лишь операции у гражданина Узбекистана изъяли 148 рогов сайгаков. Он как раз пытался провести в Россию из запрещенный товар. В тот раз сработали пограничники Казахстана.

Уже в этом году житель из приграничного Алгая получил год «условки» и трехсоттысячный штраф за незаконную охоту за пять убитых животных. На этот раз контрабандист сам стал добычей контрразведчиков. А только за два последних месяца этого лета в саратовском Заволжье изъяли 8 мертвых животных у браконьеров.

При этом у браконьеров находятся и невольные сторонники – это крестьяне и фермеры саратовского Заволжья. Миграция сайгака в Саратовскую область проходит большими группами иногда по 10-20 тысяч голов в стаде. И каждое животное съедает в сутки от трех до шести килограммов травы. На своем пути стада вытаптывают и съедают всю редкую степную растительность. Для Заволжья, где в среднем три из пяти лет оказываются засушливыми, каждый подобный визит ставит под вопрос вольный выпас скота, и в целом перспективы развития животноводства. Прежде всего коров местной породы казахская белоголовая, которая хорошо приспособлена к местному климату и овец. На проблемы, которые создают для домашних животных степные антилопы, глава КФХ из Новоузенска Игорь Утешев жаловался лично главе региона, когда Валерий Радаев посещал его хозяйство. Поэтому местные жители вряд ли выйдут в едином порыве защищать красно книжных парнокопытных.

фото: http://ps.fsb.ru

Но с приходом осени проблемы решается сама собой. В России зимой животным грозит природа. В Саратовской области на зимовку животные почти не остаются, за исключением небольших групп в несколько семей. НО не из-за мороза. Хорошо перенося холод, антилопа степей с трудном может справляться со снежными зимами, когда даже длинный нос не помогает вырывать из-под снега сухую траву для пропитания. Поэтому осенью все большие группы уходят во районы с минимальным числом осадков, где низкий уровень снежного покрова. А значит и искать пропитание большой группе проще. Поэтому степные антилопы в Саратовскую область из Казахстана вернутся лишь следующей весной. И то если сумеют разыскать для себя благоприятные пастбища. А большая часть постоянного поголовья останется в Казахстане, Юге Волгограда или Калмыкии.

Яндекс.Метрика